Нашему храму передали икону из Екатеринбургской епархии

Дорогие братья и сестры! В Екатеринбургской епархии, в городе Первоуральске есть храм в честь святого врача-страстотерпца Евгения Боткина, пострадавшего в 1918 году вместе с Царской семьёй. Настоятель храма, отец Иоанн узнал, что один из приходских листков, выпускаемых нашим храмом, был посвящён святому врачу Евгению Ботктну, но в храме пока нет его образа, и передал для нашего храма его икону.

Скоро икона прибудет в Киров, и мы сможем молиться перед этим образом. Также в нашем храме можно будет взять акафист и молитвы святому врачу.

Евгений Сергеевич Боткин родился 27 мая 1865 года в Царском Селе Санкт-Петербургской губернии в семье известного русского врача-терапевта, профессора Медико-хирургической академии Сергея Петровича Боткина. Он происходил из купеческой династии Боткиных, представители которой отличались глубокой Православной верой и благотворительностью, помогали Православной Церкви не только своими средствами, но и своими трудами. Благодаря разумно организованной системе воспитания в семье и мудрой опеке родителей в сердце Евгения уже с детских лет были заложены многие добродетели, в том числе великодушие, скромность и неприятие насилия. Его брат Петр Сергеевич вспоминал: «Он был бесконечно добрым. Можно было бы сказать, что пришёл он в мир ради людей и для того, чтобы пожертвовать собой».

С 1897 года Е.С. Боткин начал свою врачебную деятельность в общинах сестёр милосердия Российского Общества Красного Креста. 19 ноября 1897 года он стал врачом в Свято-Троицкой общине сестер милосердия, а с 1 января 1899 года стал также главным врачом Санкт-Петербургской общины сестер милосердия в честь святого Георгия. Главными пациентами общины святого Георгия являлись люди из беднейших слоев общества, однако врачи и обслуживающий персонал подбирались в ней с особенной тщательностью. Некоторые женщины высшего сословия трудились там простыми медсестрами на общих основаниях и считали почетным для себя это занятие. Среди сотрудников царило такое воодушевление, такое желание помогать страждущим людям, что георгиевцев сравнивали иногда с первохристианской общиной. Тот факт, что Евгения Сергеевича приняли работать в это «образцовое учреждение», свидетельствовал не только о его возросшем авторитете как врача, но и о его христианских добродетелях и добропорядочной жизни. Должность главного врача общины могла быть доверена только высоконравственному и верующему человеку.

В 1904 году началась русско-японская война, и Евгений Сергеевич, оставив жену и четверых маленьких детей (старшему было в то время десять лет, младшему – четыре года), добровольцем отправился на Дальний Восток. 2 февраля 1904 года постановлением Главного управления Российского Общества Красного Креста он был назначен помощником Главноуполномоченного при действующих армиях по медицинской части. Занимая эту достаточно высокую административную должность, доктор Боткин часто находился на передовых позициях. Во время войны Евгений Сергеевич не только показал себя прекрасным врачом, но и проявил личные храбрость и мужество. Он написал с фронта множество писем, из которых составилась целая книга – «Свет и тени русско-японской войны 1904–1905 годов». Эта книга вскоре была опубликована, и многие, прочитав ее, открыли для себя новые стороны петербургского врача: его христианское, любящее, безгранично сострадательное сердце и непоколебимую веру в Бога. Императрица Александра Феодоровна, прочитав книгу Боткина, пожелала, чтобы Евгений Сергеевич стал личным доктором Царской семьи. В пасхальное воскресенье, 13 апреля 1908 года, император Николай II подписал указ о назначении доктора Боткина лейб-медиком Высочайшего двора.

Теперь, после нового назначения, Евгений Сергеевич должен был постоянно находиться при императоре и членах его семьи, его служба при царском дворе протекала без выходных дней и отпусков. Высокая должность и близость к Царской семье не изменили характера Е.С. Боткина. Он оставался таким же добрым и внимательным к ближним, каким был и раньше. Когда началась Первая мировая война, Евгений Сергеевич обратился с просьбой к государю направить его на фронт для реорганизации санитарной службы. Однако император поручил ему оставаться при государыне и детях в Царском Селе, где их стараниями стали открываться лазареты. У себя дома в Царском Селе Евгений Сергеевич также устроил лазарет для легко раненых, который посещала императрица с дочерями.

В феврале 1917 года, после ареста Царской семьи, Евгений Сергеевич не оставил своих царственных пациентов: он добровольно решил находиться с ними, несмотря на то, что должность его была упразднена, и ему перестали выплачивать жалованье. В это время Боткин стал для царственных узников больше, чем другом: он взял на себя обязанность был посредником между императорской семьей и комиссарами, ходатайствуя обо всех их нуждах.

Когда Царскую семью было решено перевезти в Тобольск, доктор Боткин оказался среди немногих приближенных, которые добровольно последовали за государем в ссылку. Письма доктора Боткина из Тобольска поражают своим подлинно христианским настроением: ни слова ропота, осуждения, недовольства или обиды, но благодушие и даже радость. Источником этого благодушия была твердая вера во всеблагой Промысл Божий: «Поддерживает только молитва и горячее безграничное упование на милость Божию, неизменно нашим Небесным Отцом на нас изливаемую». В это время он продолжал выполнять свои обязанности: лечил не только членов Царской семьи, но и простых горожан. Ученый, много лет общавшийся с научной, медицинской, административной элитой России, он смиренно служил, как земский или городской врач, простым крестьянам, солдатам, рабочим.

В апреле 1918 года доктор Боткин вызвался сопровождать Царскую семью в Екатеринбург, оставив в Тобольске своих родных детей, которых горячо и нежно любил. В Екатеринбурге большевики снова предложили слугам покинуть арестованных, но все отказались. Чекист И. Родзинский сообщал: «Вообще одно время после перевода в Екатеринбург была мысль отделить от них всех, в частности даже дочерям предлагали уехать. Но все отказались. Боткину предлагали. Он заявил, что хочет разделить участь семьи. И отказался». В ночь с 16 на 17 июля 1918 года Царская семья, их приближённые, в том числе и доктор Боткин, были расстреляны в подвале дома Ипатьева.

3 февраля 2016 года Архиерейский собор Русской Православной Церкви принял решение об общецерковном прославлении страстотерпца праведного врача Евгения Боткина. Первый в России храм в честь святого врача Евгения Боткина был освящён в Москве 25 марта 2016 года на территории городской больницы №57. С тех пор ещё несколько храмов было посвящено святому врачу-страстотерпцу Евгению Боткину.

Первоуральск — один из древнейших городов Урала, находится в 40 км от Екатеринбурга. Областной центр и город Первоуральск разделяет гора Берёзовая — место перевала с западного склона Уральских гор на восточный, граница Европы и Азии. В городе Первоуральске находится храм, с которого началось восстановление всех храмов Екатеринбургской епархии, здесь же был основан и храм в честь святого врача Евгения Боткина. Этот храм молодой, приход совсем недавно отметил своё двухлетие.

Сам храм ещё только строится (свои коррективы внесла и пандемия), а богослужения пока проходят во временном храме, расположенном в помещении Первоуральской типографии неподалёку. После каждой воскресной Литургии духовенство и прихожане идут Крестным ходом к закладному камню в живописной роще — месту, где в будущем будет располагаться храм в честь святого врача Евгения. Храм станет не просто украшением города, но и значимым историческим памятником Царственным страстотерпцам, его верным слугам и всем тем, кто пострадал за веру, за Отечество в годы гонений.

По материалам: hrambotkina.ru.