«Пречистому Образу Твоему покланяемся, Благий»

Нерукотворный образ Спасителя – одна из главных святынь на Вятской земле. Это плат с запечатленным на нём ликом Христа, который (по древнему преданию) возник не по воле художника, а как явленное чудо. Почитание Святого Лика на Вятской земле было велико. Здесь в XVII веке произошло явление трёх чудотворных икон Святого Образа. Одна из них – Хлыновский Спас Нерукотворный – получила всероссийскую известность и являлась жемчужиной нашего края. До 1917 года икона находилась в Новоспасском монастыре. В настоящее время она утрачена.

Новоспасский монастырь в Москве

История Нерукотворенного Образа Господа Иисуса Христа уходит в дни земной жизни Спасителя, когда сирийским городом Едессой (ныне – это города Урфа в провинции Шанлыурфа на юге Турции) правил царь Авгарь. Он был поражён по всему телу жестокой болезнью – проказой, которая по сей день считается неизлечимой. Царь глубоко страдал, и когда слух о великих чудесах, творимых Господом, распространился по Сирии (Мф.4:24) и дошёл до Авгаря, то он, не видя Спасителя, уверовал в Него как в Сына Божия и написал письмо с просьбой прийти и исцелить его. С этим письмом Авгарь послал в Палестину своего живописца Ананию, поручив ему написать изображение Божественного Учителя.

Анания пришёл в Иерусалим и увидел Господа, окруженного народом. Он не мог подойти к Нему из-за большого стечения людей, слушавших проповедь Спасителя. Тогда Анания стал на высоком камне и попытался издали написать образ Господа Иисуса Христа, но это ему никак не удавалось. Спаситель Сам подозвал его, назвал по имени и передал для Авгаря краткое письмо, в котором, ублажив веру правителя, обещал прислать Своего ученика для исцеления от проказы и наставления ко спасению. Потом Господь попросил принести воду и убрус (холст, полотенце). Он умыл лицо, отёр его убрусом, и на нём отпечатлелся Его Божественный Лик. Убрус и письмо Спасителя Анания принес в Едессу.

С благоговением принял Авгарь святыню и получил исцеление; лишь малая часть следов страшной болезни оставалась на его лице до прихода обещанного Господом ученика. Им был апостол от 70-ти святой Фаддей, который проповедал Евангелие и крестил уверовавшего Авгаря и всех жителей Едессы. Написав на Нерукотворном Образе слова «Христе Боже, всякий, уповая на Тебя, не постыдится», Авгарь украсил его и установил в нише над городскими воротами Едессы.

Апостол Фаддей

Много лет жители хранили благочестивый обычай поклоняться Нерукотворному Образу, когда проходили через ворота. Но один из правнуков Авгаря, правивший Едессой, впал в идолопоклонство. Он решил снять Образ с городской стены. Господь повелел в видении Едесскому епископу скрыть Его изображение. Епископ, придя ночью со своим клиром, зажёг перед ним лампаду и заложил глиняной доской и кирпичами.

Прошло много лет, и жители забыли о святыне. Но, когда в 545 году персидский царь Хозрой I осадил Едессу и положение города казалось безнадёжным, епископу Евлавию явилась Пресвятая Богородица и повелела достать из замурованной ниши Образ, который спасёт город от неприятеля. Разобрав нишу, епископ обрёл Нерукотворный Образ: перед ним горела лампада, а на глиняной доске, закрывавшей нишу, было подобное же изображение. После совершения крестного хода с Нерукотворным Образом по стенам города персидское войско отступило.

В 630 году Едессой овладели арабы, но они не препятствовали поклонению Нерукотворному Образу, слава о котором распространилась по всему Востоку. В 944 году император Константин Багрянородный пожелал перенести Образ в тогдашнюю столицу Православия и выкупил его у эмира — правителя города. С великими почестями Нерукотворный Образ Спасителя и то письмо, которое Он написал Авгарю, были перенесены духовенством в Константинополь. Образ Спасителя был поставлен в Фаросской церкви Пресвятой Богородицы. В память об этом событии Православная Церковь 29 (16) августа ежегодно совершает празднование Нерукотворному Образа Спасителя.

Примечательно, что именно император Константин VII Багрянородный принимал в Константинополе великую русскую княгиню Ольгу, пожелавшую принять святое крещение и даже стал её воспреемником от купели, то есть крёстным отцом. Именно тогда, во время посещения Царьграда – Констанинополя, святая княгиня могла впервые видеть Нерукотворенный Образ Спасителя, списки с которого в большом количестве распространились по Руси, после её Крещения в 988 году святым князем Владимиром, внуком Ольги.    

Константин VII Багрянородный

О последующей судьбе Нерукотворного Образа существует несколько преданий. По одному – его похитили крестоносцы во времена их владычества в Константинополе (1204-1261), но корабль, на который была взята святыня, потонул в Мраморном море. По другим преданиям, Нерукотворный Образ был передан около 1362 года в Геную, где хранится в монастыре в честь апостола Варфоломея. Известно, что Нерукотворный Образ неоднократно давал с себя точные отпечатки. Один из них, т.н. «на керамии», отпечатался, когда Анания прятал образ у стены по пути в Едессу; другой, отпечатавшись на плаще, попал в Грузию. Возможно, что разность преданий о первоначальном Нерукотворном Образе основывается на существовании нескольких точных отпечатков.

Во времена иконоборческой ереси защитники иконопочитания, проливая кровь за святые иконы, пели тропарь Нерукотворному Образу. В доказательство истинности иконопочитания папа Григорий II прислал письмо к восточному императору, в котором указывал на исцеление царя Авгаря и пребывание Нерукотворного Образа в Едессе как на общеизвестный факт. Нерукотворный Образ помещался на знаменах русских войск, ограждая их от врагов.

Чудотворным образом Нерукотворенного Спаса прославилась и Вятская страна. Источники не указывают кем и когда был написан этот образ. Известно лишь, что он находился в Троицком храме Хлынова с древних времён. Своим внешним видом этот образ весьма напоминает всемирно известный Новгородский лик, с тем лишь отличием, что взгляд Вятского Спаса – не такой суровый, но более милостивый. Еще одним характерным отличием вятской иконы является изображение Архангелов Михаила и Гавриила, крылья которых несколько усечены иконописцем, вынесены за пространство иконы. По этой черте вятский образ легко узнать среди десятков других.    

В первой половине XVII века образ Спаса Нерукотворного был помещён на паперти Троицкой церкви (на месте которой находится нынешний Спасский собор). Никто не знал, говорится в старинной церковной рукописи Спасского собора «Повесть о явлении чудотворного нерукотворенного Образа Спасова, иже ныне в царствующем граде Москве», когда и кем именно была принесена и поставлена эта икона. Первое из описанных в Повести чудесных исцелений от образа совершилось 12 июля 1645 года. Житель города Пётр Палкин в течение трёх лет страдал полной слепотой. В этот день он пришёл на паперть храма, в которой издавна стояла икона Спаса Нерукотворного, и стал перед ней молиться. После молитвы он получил исцеление и прозрел. Вскоре чудеса от иконы стали совершаться одно за другим. За период с 12 июля 1645 до начала 1647 года в старинную церковную рукопись было внесено 105 записей об исцелениях.

Первое чудо положило начало всероссийскому прославлению святой иконы Спасителя. Слава о чудотворном образе быстро разнеслась по соседним русским землям.

Слух о чудесных исцелениях дошёл и до царя Алексея Михайловича. По совету архимандрита Новоспасского монастыря Никона (впоследствии патриарха), государь решил перенести икону в Москву. Для исполнения царской воли и с благословения патриарха Иосифа, за святой иконой в Хлынов было отправлено посольство во главе с игуменом Московского Богоявленского монастыря Пафнутием.

Царь Алексей Михайлович

14 января 1647 года Нерукотворный образ Спасителя был доставлен в Москву, перенесён в Кремль и поставлен в главный его храм — Успенский собор. Фроловские ворота, через которые была внесена икона, велено впредь именовать Спасскими. Вскоре последовал царский указ о том, чтобы все при проходе и проезде через ворота снимали шапки.

В Успенском соборе Кремля икона находилась до тех пор, пока не было завершено переустройство Спасо-Преображенского собора в Новоспасском монастыре. 19 сентября 1648 года, в день освящения храма, образ крестным ходом с участием самого царя был перенесён в монастырь и поставлен в иконостасе, на правой стороне местного ряда, на втором месте от царских врат. Новоспасский монастырь являлся усыпальницей рода Романовых. В этот день из Кремля в обитель стали совершаться крестные ходы.

Диакон Матфей Кудрявцев, действительный член общества любителей духовного просвещения и член-корреспондент Императорского общества истории и древностей российских при Московском университете, в 1886 году дал следующее описание Хлыновского Образа: «Лице изображено в увеличенном размере. Лице Спасителя, неописанного Божеством, описуемого плотию, величественное, чело осенено по обычаю Назорея власами на обе стороны; усы протяженные; борода малая, кудрявая, раздвоенная. На венце вокруг головы девять чёрточек, означающих чины ангельские, черточки составляют подобие креста. Убрус поддерживается двумя ангелами. Всматриваясь пристально в своеобразные черты лица, читаешь в них и всемогущество Божие и правосудие; спокойное величие, милосердие и кротость. Весь колорит картины тёмный, но из таинственного мрака выделяются сильно Божественные черты лица Спасителя мира». В Никольской и Екатерининской церквях Новоспасского монастыря имелись точные копии с чудотворного образа.

В Хлынов царь Алексей Михайлович отправил новую икону-список со святого Нерукотворного Образа, выполненный мастерами из царской иконописной мастерской. Икона была одних размеров с подлинником «7 четвертей в высоту и 5 четвертей в ширину» (124.46 х 88.9 см) и украшена серебряным позолоченным окладом с драгоценными камнями из царских сокровищ. Внизу оклада вырезана вязью следующая надпись: «Лета 7156 (прим.: 1646 по современному летоисчислению) святую икону Спасителев образ Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея России Самодержец пожаловал на Вятку вместо взятой Вятской чудотворной Спасской иконы, патриаршествующему тогда Иосифу Московскому и всея России». Икона была освящена патриархом и поставлена в Успенском соборе Кремля для поклонения православным христианам, а 10 сентября 1649 с игуменом Московского Крестовоздвиженского монастыря Варлаамом и церковным причтом была отправлена на Вятку.

Матфей Кудрявцев так описывает это событие: «Царь повелел собраться в Успенском соборе духовенству города Москвы, всем боярам и высшим сановникам. После совершения Патриархом молебного пения Нерукотворенному образу, что изготовлен изографом, образ был самим Царём вынесен из собора с хоругвями и свещами, и кадилами, и несён был при песнопениях за черту города для препровождения на Вятку». Было приказано «провожать образ с подобающею честию, и чтобы при прибытии в каждый город служить всенародно молебны и коленопреклонения».

17 декабря того же года икона прибыла в Хлынов. Навстречу ей в крестном ходе вышли воевода Михаил Алфимов, архимандрит Успенского Трифонова монастыря Александр, протоиерей Никольского храма Иоанн Рязанцев с соборным духовенством и жители города, чтобы принять бесценный дар. Святыня была торжественно внесена в храм и поставлена в иконостасе той же Троицкой церкви (впоследствии Спасского собора). Кроме того, царь Алексей Михайлович пожаловал храму колокол весом в 106 пудов.

И снова начался целый ряд исцелений. В рукописи Спасского собора записано двадцать чудотворений от списка иконы. В 1714 году в храме появилась ещё одна копия того же образа.

Вскоре Господь ещё более прославил присланный из Москвы список с иконы. Произошло это при таких обстоятельствах. В начале 1657 года на Хлынов обрушилась страшная моровая язва. Болезнь распространялась так быстро, что священники не успевали исповедовать больных перед кончиной, и «мнози человецы, не сподобившиеся покаяния, в домах и на распутиях безвременною смертию умроша». Казалось, что болезнь не остановить, и город обречён. Тогда воевода, посоветовавшись с архимандритом Трифонова монастыря и священниками, повелел всем жителям Хлынова и других вятских городов строго поститься всю пятую неделю Великого поста и затем в воскресный день совершить во всех вятских городах торжественное празднование Нерукотворному образу Спасителя, а в Хлынове – обойти с этой чудотворной иконой город особым крестным ходом. И вновь Господь явил чудо – моровая язва отступила, а с этого дня во всей Вятской земле более не было ни одного заболевшего.

С тех пор благодарные вятчане стали почитать чудотворную икону ежегодными крестными ходами. Примечательно, что в том же 1657 году Вятская земля обрела своего архиерея – осенью того же года решением Поместного Собора была учреждена Вятская и Великопермская епархия с центром в городе Хлынове. Причём, важную роль в этом сыграл патриарх Никон, который в дни принесения вятской святыни в столицу, будучи наместником Новоспасского монастыря, активно участвовал во всех описанных выше событиях. Когда первый епископ Вятский и Великопермский Александр приехал в Хлынов и узнал о крестном ходе и причинах его возникновения, он постановил совершать такие крестные ходы вокруг всех тогда существовавших пяти вятских городов — Хлынова, Котельнича, Слободского, Орлова, Шестакова — в пятое воскресенье Великого поста в Хлынове, а в других вятских городах – накануне, в четвёртое воскресенье Великого поста.

В 1675 году архиепископ Вятский и Великорецкий Иона утвердил эту традицию «на веки вечные», а в 1693 году возвёл на месте обветшавшей Троицкой церкви каменный Спасский собор, занявший исключительную роль в духовной жизни города и всей Вятской земли. В настоящее время обсуждается вопрос о возрождении Спасского крестного хода вокруг старой части города Кирова.

Подобно Великорецкому образу святителя Николая, чудотворный образ  Вятского Спаса ежегодно отправлялся в путешествие вниз по реке Вятке так называемым «низовым крестным ходом», посещая десятки городов и сёл. На собранные в этих путешествиях пожертвования в 1760-е годы в Хлынове и был построен величественный Спасский собор, который потрясает своей красотой и размерами даже сегодня.

Судьба его печальна. После того, как в 1929 году все крестные ходы были запрещены богоборцами, Спасский собор был закрыт, «обезглавлен» и приспособлен для мирских нужд. Исчезла и святая икона. Примечательно, что всё это произошло в тот же год, когда были закрыты и уничтожены Кремлёвские монастыри. Восстановление собора началось в 1997 году, но объём разрушений советских лет настолько велик, что работы у прихода ещё не початый край.

На сегодняшний день сохранилось несколько списков с чудотворной иконы и на всех разное решение образа Иисуса Христа. Встал вопрос: какой из списков полностью соответствует оригиналу? Начались долгие поиски.

В областной научной библиотеке имени А.И.Герцена при ознакомлении с альбомом «Церковные древности Вятской губернии», изданным в Вятке в 1915 году, неожиданно обратил на себя внимание фотографический снимок с иконы Спаса Нерукотворного, находящейся в Спасском соборе города Вятки. А в Спасском соборе находился точный список с Хлыновского Спаса. Значит, перед нами список с оригинала. Необходимо подтверждение последнего вывода.

Окончательно разобраться в иконах-списках помогла работа диакона Матфея Кудрявцева о Хлыновском Спасе, опубликованная в Москве в 1886 году. К ней приложены фотографии с иконы, принесённой из г. Хлынова и помещённой в Новоспасском монастыре. При сопоставлении изображения на фотографиях из Спасского собора города Вятки и московской Новоспасской обители видно, что они идентичны и по композиции, и по решению образа. Следовательно, можно сделать вывод, что перед нами оригинал Хлыновской чудотворной иконы.

Фотографические снимки с образа Хлыновского Нерукотворного Спаса передают своеобразные особенности лика Христа. На вертикально свисающем полотнище убруса с волнообразными складками фронтально изображён чуть удлинённый лик с высоким лбом. Он вписан в плоскость иконной доски так, что центром композиции становятся крупные глаза, наделённые большой выразительностью. Взгляд направлен прямо на зрителя, брови высоко подняты. Пышные волосы опускаются длинными, отлетающими в сторону прядями, по три слева и справа. Короткая борода разделена на две части. Пряди волос и борода выходят за пределы окружности нимба. Глаза написаны легко и прозрачно, их взгляд обладает притягательностью реального взгляда. Лик Христа выражает спокойствие, милосердие и кротость.

Иконографическая схема Нерукотворного Образа дополнена изображением стоящих по сторонам ангелов, фигуры которых не полностью прописаны. Мы видим ангелов не стоящими на облаках, а как бы парящими в воздухе. Таковы особенности иконографии Хлыновского Нерукотворного Спаса. Икону можно датировать в хронологических пределах конца XVI – начала XVII веков.

Нерукворенный образ Спасителя — прежде всего Сам Христос, воплощённое Слово, явленное «в храме Тела Его» (Ин.2:21). Его воплощение отменило запрет Моисеев (Исх.30:4) на изображение Бога, так как явило уже не образ, сделанный по домыслу человеческому, а подлинный лик ставшего Человеком Сына Божия, который Предание Церкви возводит к непосредственному соприкосновению с живым Его ликом. В день Нерукотворного Спаса Церковь почитает первую икону Бога, ставшего Человеком. В глазах Церкви особенно важно подчеркнуть, что Личность Иисуса Христа и Его образ не являются некоторым олицетворением высоких моральных качеств или прекрасной идеи, что Спаситель не есть некий идеал, возвышенный и отвлечённый, а конкретное историческое Лицо, жившее в определённом месте и в определенное время. «Возводя на первообразное Спас образ Адамов поползшийся, на земли с человеки поживе, зрим же и осязаем и описуем Неописанный существом», — говорит служба праздника.